Тульская символика на региональных медалях 60–80-х годов ХХ века


В 1960–1980-е годы в СССР наряду с авторскими медалями и официальной продукцией монетных дворов широкое распространение получили местные выпуски малотиражных медалей. Эти медали, выполненные в большинстве своем на невысоком художественном уровне, являются тем не менее отражением определенных исторических событий. Большое количество медальной продукции было изготовлено на тульских предприятиях, традиционно связанных с металлообработкой: это медали, посвященные памятным датам государства, важным событиям в жизни города, предприятий, организаций, наградные медали за успехи в труде и спорте, медали участников различных конкурсов, смотров и т. д.
Для этих произведений мелкой пластики, ограниченных пространством и формой, характерно широкое использование аллегорий, эмблем и символов. В рамках данного исследования особый интерес представляют региональные медали с тульской символикой. В настоящее время в понятие территориальной символики, призванной самоидентифицировать город или регион среди других субъектов страны, входят не только официальные государственные символы (герб, флаг и гимн). Например, комплекс государственной символики Москвы, наряду с официальными государственными символами, составляют официальные государственные символы административных округов, архитектурно-мемориальные и словесные символы города (1). Кроме того, современные исследователи выделяют еще несколько типов политических символов: например, скульптурные, историко-персоналистические, фольклорные и др. (2).

Призыв в Туле в 1916 г. Облик призывника


Основным документом, регламентировавшим призыв в армию в 1916 г., был Устав о воинской повинности, введенный в 1874 г., который упразднял рекрутские наборы и вводил всеобщую воинскую повинность. Основным принципом комплектования армии была личная обязанность каждого русского подданного мужского пола. Впоследствии Устав редактировался в связи с вы- явлением недостатков новой системы комплектования армии и просуществовал до января 1918 г.
Среди населения Российской империи присутствовали определенные категории, имевшие льготы при призыве либо освобождавшиеся от призыва вовсе. К ним относились священнослужители всех христианских вероисповеданий, православные псаломщики, настоятели и наставники старообрядческих и сектантских христианских общин, мусульманские священнослужители, научные работники, пансионеры Императорской Академии художеств, отправляемые на казенный счет за границу, а также окончившие ряд художественно-промышленных училищ и командируемые за границу (1). Кроме того, воинская повинность была заменена уплатой налога для части населения империи, проживающего на национальных окраинах (2) .
В Тульской губернии (и в г. Туле в

История Христорождественской церкви в Чулковской слободе


В Туле сохранились два храма, связанные с именем металлопромышленников Демидовых. Оба возведены в 30-х годах XVIII в. на средства старшего сына тульского кузнеца Никиты Демидова – Акинфия Никитича Демидова.
В Заречье, на правом берегу реки Упы, А.Н. Демидов вместо двух (зимней и летней) деревянных церквей построил каменный Николо-Зарецкий храм в два этажа. В западном помещении церкви расположена фамильная усы- пальница Демидовых, где захоронены представители первых поколений династии. Заречье исторически связано с кузнечным производством: именно здесь в 1595 г. по указу царя Федора Иоанновича произошло расселение кузнецов, в результате чего данное место позже стало называться Кузнецкой, а затем Оружейной слободой, в которой в 1656 г. родился Никита Антюфеев, получивший впоследствии фамилию Демидов. 
Другой район города Тулы, связанный с деятельностью промышленников, носил название Чулково. В XVI в. это было пригородное село Рождественское с деревянной церковью во имя Рождества Христова. Чулковская слобода, если рассматривать информацию Писцовых книг 1627–1629 гг., первоначально была вотчиной господ Чулковых и называлась селом Рождественским по церкви во имя Рождества Христова (данных о месте и времени строительства этой церкви нет). Второе название – «Чулково тож» – село получило по фамилии владельца: известно, что в XVII в. оно принадлежало Федору Даниловичу Чулкову (1) . Здесь в 1694–1695 гг. Никита Демидов строит свою первую металлургическую мануфактуру. Это повлияло на население села, впоследствии слободы, жителями которой преимущественно стали рабочие демидовского завода. Они же были прихожанами единственной деревянной Христорождественской церкви (2) .

«Это было совершеннейшей новинкой…». Е. П. Смидович – организатор одного из первых в России детских садов


Когда говорят о роли родителей В. В. Вересаева в истории Тулы, в большинстве случаев делают акцент на медицинской и общественной деятельности отца писателя В. И. Смидовича. При этом факт создания матерью писателя одного из первых в России детских садов остается без внимания. 
Образ матери писателя Елизаветы Павловны Смидович, урожденной Юницкой (1844–1912), появляется на первых страницах автобиографических «Воспоминаний» писателя, развивается, приобретает черты характера и сопровождает В. В. Вересаева на протяжении его детства и юности. «…Мать. Ее мы не дичились и не стеснялись. Первые десять – пятнадцать лет главный отпечаток на наши души клала она. Звали ее Елизавета Павловна. В самых ранних моих воспоминаниях она представляется мне – полная, с ясным лицом. Помню, как со свечою в руке перед сном бесшумно обходит все комнаты и проверяет, заперты ли двери и окна, – или как, стоя с нами перед образом с горящею лампадкою, подсказывает нам молитвы, и в это время ее глаза лучатся так, как будто в них какой-то свой, самостоятельный свет. Она была очень религиозна. Девушкою собиралась даже уйти в монастырь. В церкви мы с приглядывающимся изумлением смотрели на нее: ее глаза сияли особенным светом, она медленно крестилась, крепко вжимая пальцы в лоб, грудь и плечи, и казалось, что в это время она душою не тут. Веровала она строго по-православному и веровала, что только в православии может быть истинное спасение. Тем удивительнее и тем трогательнее была ее любовь к мужу,– католику и поляку» (1). 
Именно Елизавета Павловна, по словам писателя, приучала детей к трудолюбию, честности, скромности, строгости к себе. Она прекрасно находила общий язык и понимание с детьми, окружая их заботой и любовью. 

Тульские фабриканты потомственные почетные граждане Васильковы


Краткие сведения о тульских купцах 1-й гильдии, владельцах кожевенной фабрики на ул. Ново-Павшинской (ныне ул. Коминтерна), потомственных почетных гражданах Васильковых опубликовала архивист Н. И. Руднева в 2003 г. (1) . В документах Государственного архива Тульской области можно выявить немало дополнительной информации об их промышленной деятельности, благотворительности, семье.
С первой четверти XIX в. Васильковы выделывали кожи. Промысел кропотливый, трудоемкий, требующий капиталовложений на оборудование и сырье, и не всегда окупаемый. Многие кожевенные заводы прекращали деятельность, не успев развиться из надомного промысла в промышленное предприятие. Представители семьи Васильковых на протяжении пятидесяти лет сумели создать высокопроизводительную кожевенную фабрику. В 1822 г. тульский мещанин Михаил Яковлев Весельков (2) приобрел у тульской мещанки Анны Семеновой Солодовниковой дворовое место с деревянными надворными постройками, оборудованными для выделки кож, на Ново-Павшинской улице. Комплекс деревянных строений, называемых кожевенным заводом, был построен в 1799 г. отцом А. С. Солодовниковой, купцом С. Мурыкиным, и достался ей по наследству. На месте старого завода М. Я. Весельков возвел новые каменные здания по проекту городского архитектора, утвержденному губернатором, чем гордились впоследствии потомки. Уже в 1823 г. на заводе работали 1 мастер, 2 подмастерья, 6 вольнонаемных рабочих из экономических крестьян. Выделаны за год кожи юфтяные черные 1000 штук, бычьи подошвенные – 200 штук, конские – 700 штук, бараньи – 6000 штук (3) .
Кратко расскажем о видах кожи, выделывавшихся на тульских кожевенных заводах, в частности у Васильковых.

Это тоже интересно:

Популярные сообщения

 
 
 
Rambler's Top100