Переписи города Тулы 1916-1917 гг.

Началом российской демографической статистики с большой долей условности считается 1718 г., когда появился указ Петра I о проведении регулярных ревизий податного населения. Цель их состояла в учете подлежащих обложению налогами сословий. Однако не все сословия являлись податными, в результате чего учет населения был неполным. С 1719 по 1858 г. было проведено десять ревизий. С их прекращением, с середины 60-х годов ХIХ в. стали осуществляться многочисленные однодневные переписи населения, но только в городах. Единовременный учет населения удовлетворял потребности экономического развития, которые требовали более подробного, оперативного и точного знания о трудовых ресурсах и движении населения. Всего до Первой мировой войны было проведено 200 таких переписей. Это период был очень важным в смысле накопления новых демографических знаний и практического опыта проведения городских переписей.
Со второй половины ХIХ в. проведение научной переписи населения всей Российской империи осознавалась как актуальная задача. Переписи населения в их современном демографическом понимании возникли в конце XVIII в. в Швеции и США, а с начала XIX в. начали проводиться во многих странах Европы. Россия значительно отставала в этом отношении, поэтому была поставлена цель получения демографических знаний о своем населении на европейском уровне. Проект научной переписи обсуждался сначала на первом Всероссийском съезде статистиков в 1870 г., затем на VIII сессии Международного статистического конгресса в 1872 г., после чего дорабатывался и обсуждался в прессе. Трудно сказать, сколько еще времени продолжались бы дискуссии, если бы не колоссальный демографический катаклизм России 1892 г. после двойного голода и эпидемий. Правительство практически не знало, какое количество населения осталось в живых, а это было необходимо государству. В июне 1895 г. проект переписи был утвержден царем. Первая Всеобщая перепись России 1897 г. проводилась по состоянию на 9 февраля и по праву считается начальной точкой современного периода истории российской статистики. Именно в процессе ее реализации были сформированы навыки, обучены кадры, а публикация полученных статистических данных убедительно свидетельствовала о ее несомненной значимости. В общественном сознании перепись заняла достойное место как эффективный инструмент самопознания и неоценимый практический помощник в повседневной жизни. Поэтому к ее использованию прибегали даже в самые напряженные исторические периоды, в том числе и в нашем городе. Данная статья посвящена трем переписям населения города Тулы, проведенным в 1916-1917 гг., в разгар Перовой мировой войны.

В условиях военного времени значение Тулы всегда возрастало, поскольку от производства оружия в значительной степени зависел успех на фронте. Труд на оружейном заводе приравнивался для мужчин к участию в боевых действиях, поэтому они освобождались от призыва в армию. Об этом свидетельствует, в частности, соотношение мужского и женского населения в целом по губернии и по городу Туле. Так, в 1916 г. в губернии в целом насчитывалось 793947 (48,4%) мужчин и 836208 женщин[1]. По некоторым уездам разница пропорции была еще более заметной: в Белевском уезде, соответственно, насчитывалось 46236 (47,4%) мужчин и 51614 женщин. В губернском городе, по прошествии нескольких военных лет, численность мужчин (77738 чел., 50,9%) превышала численность женщин (76844)[2].
Чтобы население города, работающего на победу в тылу, могло эффективно, с полной отдачей трудиться, его было необходимо обеспечивать предметами первой необходимости, прежде всего продуктами питания, нехватка которых также была характерным признаком военного времени. Власти Тулы пытались решать данный вопрос на основе введения торговли непосредственно с городских складов (а не через магазины и лавки), в результате чего удавалось достичь некоторого снижения цен по сравнению с рыночными. Туляки сразу заметили выгоду. В справке, составленной для рассмотрения на заседании Тульской городской думы 28 июля 1916 г., отмечалось, что торговля из городских складов пользуется большой популярностью: с момента их открытия до 400 тыс. человек приобрели товары подобным образом[3]. Торговали мукой (пшеничной, ржаной, пеклеванной), различными крупами, солью, растительным маслом, отрубями, сахаром. Поставка заказанных товаров шла трудно, т.к. плохо работала железная дорога; приоритетами в доставке были, конечно, военные грузы. Продуктов первой необходимости не хватало, особенно сахара, что послужило поводом для предложения ввести в Туле карточную систему на его распределение, на что было необходимо получить одобрение Думы.
При рассмотрении вопроса в Думе детальная разработка внедрения карточной системы была поручена продовольственной комиссии. При этом был поставлен вопрос о важности организации правильного и полного учета населения. Первоначально предполагали использовать в этих целях домовые книги, т.к. проведение переписи посчитали слишком дорогостоящим мероприятием, поскольку она должна была финансироваться из городского бюджета. Однако сразу стало понятно, что в учете населения необходим профессиональный подход. На заседание Думы 19 августа продовольственная комиссия вынесла свое заключение о том, что «упрощенный способ получения данных о численности населения едва ли желателен, т.к. возникает сомнение в смысле достижения желаемой цели»[4]. По мнению членов комиссии, «единственным рациональным способом в таких случаях является всеобщая перепись населения по основательно разработанным формам». Поэтому было решено обратиться к профессионалам, способным реализовать достоверный учет населения, – сотрудникам статистического отделения Тульского губернского земства во главе с его заведующим П.И. Поповым (1872 – 1950).
Павел Ильич Попов возглавлял Тульское губернское статистическое отделение в 1909 – 1917 гг. Наиболее значимой работой этого периода стало проведение подворной переписи Тульской области 1910-1912 гг. В 1917 г. П.И. Попов принял участие в руководстве проведением Всероссийской сельскохозяйственной переписи. Затем принимал участие в подготовке «Положения о государственной статистике», опубликованном 25 июля 1918 г., и стал первым управляющим ЦСУ РСФСР (1918 - 1926 гг.). При участии П.И. Попова была организована централизованная государственная статистика, проведены две переписи населения – Всероссийская 1920 г. и городская 1923 г., готовилась перепись населения 1926 г. Он принимал участие также в переписи населения 1939 г., работал в плановых и научных учреждениях. Значение вклада П.И. Попова в развитие статистики имеет, несомненно, общероссийский характер. Однако как ученый он сформировался, работая в Туле, одновременно впитывая и развивая тульские традиции научной статистики. Таким образом, поручение городской Думы по организации переписи населения 1916 г. стало для П.И. Попова фактически последней важной работой в Тульской губернии.
К заседанию Думы 19 августа 1916 г. статистики представили формы переписных листов и карточек на получение сахара, стоимость которых (с учетом проведения переписи) возросла незначительно – с 15 до 20 коп., что вряд ли стало обременительным для населения. Переписной лист был составлен продуманно, информационные группы удачно расположены на пространстве листа. Небольшое, на первый взгляд, количество граф предоставляло значительный объем ценной информации. Особое внимание было уделено обеспечению достоверности сведений; вводилась двойная персональная ответственность (с указанием ФИО): регистратора и лица, предоставившего сведения.
Основной единицей учета являлась семья; каждая получила свой индивидуальный регистрационный номер. О главе семьи сообщались следующие сведения: ФИО, национальность, условия проживания (коренной житель, поселился в связи с военными обстоятельствами, др.), место работы или учебы, должность или профессия. Далее следовали сведения (раздельно для мужчин и для женщин) о членах семьи (или прислуге).
Наиболее подробно была представлена информация о месте проживания. Кроме названия улицы, № дома, № квартала и № части, сообщались фамилия, имя и отчество домовладельца, а также фамилия квартирохозяина (при их наличии). Из бланка карточки можно было получить представление о домовладении в целом: количестве комнат, кухонь, печей (и их разновидностей); указывалось, какую часть домовладения занимает каждая семья.
В соответствии с научными принципами демографии и требованиями проведения современных переписей населения, состав семьи учитывался дифференцированно по полу и по возрасту: до одного года, 1-6 лет, 7-13, 14-17, 18-40, 41-55, старше 55 лет. Данный подход был удобен при решении вопроса учета потребности в сахаре в зависимости от возраста, а также предоставлял другие актуальные данные, например, о количестве мужчин призывного или допризывного возраста.
После одобрения губернскими властями дату проведения переписи назначили на 28 августа 1916 г. Городское полицейское управление также обеспечивало поддержку своими силами. Приказ по Тульской городской полиции на 28 августа 1916 г. № 241, п. 5 информировал о том, что перепись будет проводиться особым штатом регистраторов, которыми одновременно с переписью будут розданы населению карточки на получение сахара; при этом всем чинам полиции вменялось в обязанность «оказывать руководителям переписи и переписчикам в случае надобности необходимое содействие»[5].
1917 год принес новые серьезные перемены в жизни всей России, которые коснулись в т.ч. и местных органов власти. В апреле в Туле была начата работа по организации городского самоуправления на выборных началах. Выборы в городскую Думу требовалось завершить к 15 июня 1917 г. Для их проведения срочно потребовались списки избирателей, составление которых предполагалось подготовить также на основе соответствующей переписи.
Вместе с тем, начиная с весны 1917 г., в Туле продолжала обостряться ситуация с обеспечением жителей города продуктами. Если в августе 1916 г. имелась необходимость введения карточек только на сахар, то в апреле 1917 г. перечень продуктов, в которых население города испытывало недостаток, существенно расширился. Соответственно, должна была расшириться карточная система. Таким образом, для проведения в Туле в мае 1917 г. очередной городской переписи населения имелось два важных, но отличающихся по своим целям основания – политическое и бытовое. Их переплетение стало отличительной особенностью данной переписи и определило ее своеобразие.
Списки избирателей, необходимые в политических целях, неполно отражали численность и состав горожан, т.к. избирателями могли быть граждане, проживающие в Туле не менее шести месяцев, имеющие определенное занятие, достигшие возраста 18 лет (для пассивного участия, т.е. избирающие) и 21 года (для активного участия, т.е. избираемые), при отсутствии имущественного ценза[6]. Питаться должны были все жители, а не только избиратели, поэтому учет населения для организации снабжения продуктами должен был быть значительно более точным, регистрируя всё население полностью.
24 апреля 1917 г. продовольственная комиссия Думы рассмотрела и приняла проект карточной системы, разработанной статистиками Тульского губернского земства Я.Г. Керстеном и А.Э Гинцем[7]. Для проведения переписи, внедрения карточной системы и исполнения текущих работ предлагалось учредить 20 участковых попечительств. Каждый продовольственный участок представлял непрерывную территорию, включавшую несколько прилежавших друг к другу кварталов с населением примерно в 9 тыс. человек или 2 – 2,5 тыс. хозяйств. Общее руководство возлагалось на городскую продовольственную комиссию. Для обеспечения единообразия действий отдельных участков в процессе переписи предлагали создать городской статистический отдел при Управе города Тулы; однако, на этом этапе предложение осталось без последствий и теоретическую работу по проведению переписи вновь выполнили губернские статистики.
В экстренном заседании Думы от 29 апреля был определен перечень продуктов, на которые предлагалось ввести карточки: ржаную и пшеничную муку; ржаной и пшеничный хлеб; пшено, гречу и др. крупы; горох, рис и т.п.; подсолнечное масло и соль[8].
Перепись была назначена на 7 мая 1917 г. Штат переписчиков (регистраторов) набирался по объявлению, которое городская Управа разместила в «Тульской молве». Желающих приглашали обращаться в городскую управу в присутственные дни и часы или в бюро труда Тульского губернского земства в Доме городского земства по Тургеневской улице ежедневно с 10 час. до 15 час. Крайний срок подачи заявления был ограничен 12-ю часами дня 5 мая. В заявлении о себе претенденты должны были сообщить: ФИО; адрес с указанием части, улицы, № дома и фамилии домовладельца; служебное положение, для учащихся – учебное заведение и класс. Труд регистраторов оплачивался.
Городская перепись прошла успешно. Первичные материалы были использованы не только для введения карточной системы и составления списков избирателей. Земские статистики, несмотря на сложное время, обработали данные и получили разнообразные сведения обобщающего характера, которые в настоящее время могут представить большой интерес для туляков, поскольку сообщают весьма любопытные подробности повседневной жизни, раскрывая, прежде всего, данные о жилье. Статистические сведения позволяют охарактеризовать типичную среду обитания городского жителя по состоянию на 1917 год.
Переписью в Туле было зарегистрировано 154582 человек[9]. Они проживали в 15340 жилых зданиях с общим числом квартир 20630, из которых 92 не были заняты. Жильем служило также 231 общежитие, где проживало 7202 чел., причем больше половины из них были женщины (4194 чел.).
Выборочное рассмотрение состава жителей (4362 чел.) по основанию продолжительности проживания в городе свидетельствует о том, что подавляющее большинство из них были, естественно, коренными жителями (85 %); в связи с военными обстоятельствами в Тулу прибыли 229 человек, а по другим причинам приехали на проживание 322 человека.
Той же выборкой зарегистрирован весьма однородный национальный состав; подавляющее большинство были русскими («великороссами»). Следующими по численности следуют евреи (109 чел.), поляки (101 чел.), затем – белоросы (41 чел.) малороссы (38 чел.), латвийцы (29 чел.) и литовцы (11 чел.). В пределах одного-трех человек представлены такие национальности, как австриец, армянин, бельгиец, грек, итальянец, караим, немец, перс, чех, швед, швейцарец, эстонец.
В соответствии с инструкцией по проведению переписи[10], отдельным жилым зданием (или строением) считалось всякое сооружение, стоящее под одной крышей, в котором находится хотя бы одно помещение, назначенное или служащее для жилья. Основной тип жилых построек Тулы представляли домики на одного хозяина (1 квартира), их имелось 7572. С двумя квартирами имелось 1971 построек, с тремя – 987 и т.д. Построек на 21-50 квартир имелось в городе всего пять.
Переписным листом подробно фиксировались имущественные права на жилье: владелец дома, владелец квартиры и жильцы (арендаторы). Так, например, владельцем жилого дома и всех его квартир по адресу: Бухоновский переулок, 20, была 69-летняя Протопопова Юлия Васильевна. Кроме нее самой в доме, в соответствии с полученными регистрационными номерами, проживали еще три семьи: 1) Филин Никифор Антонович, 58-ми лет, швейцар гостиницы, с семьей из четырех человек; 2) одинокая портниха Ефимова Пелагея Матвеевна, 52-х лет; 3) Маслеников Михаил Михайлович, 62-х лет, башмачник, с женой. Каждая семья занимала отдельную однокомнатную квартиру[11].
Отдельными квартирами, в соответствии с инструкцией, считались любые помещения, служащие для жилья, включая помещения для щвейцаров, отгороженные в общих сенях и коридорах, дворницкие, помещающиеся отдельно от квартир домовладельцев, а также помещения для сторожей и т.п., находящиеся в зданиях учреждений, где никто не живет; в фабричных мастерских; в манежах, цирках и т.п. зданиях. Так, например, в комнате в здании патронного завода проживал 29-летний телефонист Бышенков Ф.Е. с семьей из 4-х человек. В водопроводной будке на Александро-Невской улице проживала с тремя детьми и отпускала воду на дому 42-летняя Русанова М.А.
Из данных переписи следует, что заводы имели в собственности дома и квартиры, которые предоставлялись не столько рабочим, сколько квалифицированным специалистам. Так, в квартирах патронного завода проживали 43-летний фельдшер Храбров А.Г. с семьей из 5-ти человек; технический мастер Боровиков П.А., 64-х лет, с семьей из 5-ти человек; мастер Анфимов А.Е., 49-ти лет, с семьей из 4-х человек; инженер Кац Д.В., 39-ти лет, с семьей из 2-х человек; околоточный надзиратель Ковалев Г.М., 34-х лет, с семьей из 4-х человек и т.д. В квартире губернского земства с семьей из 5-ти человек проживал 51-летний десятник Куликов М.И. Городской парк предоставил своему сторожу Баранову А.П., 62-х лет, комнату, в которой ютилась семья из семи человек[12].
Чаще «казенные» квартиры предоставлялись тем, кто поселился временно. В связи с военными обстоятельствами их занимали, как правило, офицеры, остальные – «по другим причинам». Но проживание и коренных жителей в казенных квартирах не было исключением.
За одну квартиру считались также меблированные комнаты, гостиницы, постоялые дворы, если содержались одним и тем же хозяином. Всякое жилое помещение, расположенное на нескольких этажах, учитывалось за одну квартиру только в том случае, если между всеми этажами имелось внутреннее сообщение. Фабричный корпус, служивший казармой для рабочих, считался одной квартирой.
В 1917 г. квартиры губернского города Тулы преимущественно состояли из 2-4-х комнат. Так, из 20941 зарегистрированных квартир 4832 были двухкомнатные, 4790 – трехкомнатные, 3745 – четырехкомнатные, приблизительно равное количество имелось квартир одно- и пятикомнатных (2385 и 2508 соответственно).
Однако среда обитания семьи далеко не всегда распространялась на целую квартиру. В ней могли арендовать одну-две комнаты, «угол» в комнате или койку, жили также в казармах. На одной «койке» умудрялись иногда жить вдвоем и даже втроем (по всей видимости, женщины с малыми детьми), и это не было такой уж редкостью. Как ни странно, большинство «коечников» были коренными жителями, но, как правило, одинокими (не семейными). По профессии среди них значились бондарь, выжигатель, весовщик, газовщик, городовой, дворник, домохозяйка, извозчик, каменщик, кондуктор, кузнец, кухарка, латунник, литейщик, печник, писарь, плотник, портниха, почтальон, прачка, прислуга, рабочие, слесарь, стекольщик, столяр, сторож, стражник, токарь, чернорабочий, шабровщик и др.
Населенность жилых построек в 1917 г. была следующей: в 2412 постройках проживало до пяти чел.; в 4417 постройках – 6-10 чел.; в 3523 – 11-25 чел.; в 930 постройках - 26-50 чел.; в 237 постройках – 51-100 чел.; в сорока - 101-200 чел.; в трех – 201-500 чел. и в двух – 501 и более чел.
В сложных условиях общественного катаклизма 1917 г. хлеб становился главным пищевым продуктом, возросла потребность в его количестве. Мощностей имевшихся в городе пекарен перестало хватать для обеспечения реальных потребностей населения. В этой связи семьи, живущие в условиях, позволяющих выпекать хлеб самостоятельно, по решению думы, должны были получать хлебный пай частично, остальное выдавалось мукой. Соответственно, городским властям важно было знать, какое отопление и какие печи имелись в месте проживания каждой семьи, что предоставляло также основание для расчета потребности в дровах. Этот вопрос обострился с приближением холодов и приобрел не меньшую значимость, чем снабжение продуктами.
По итоговым данным переписи 1917 г., практически все городское население (151912 чел.) проживало в квартирах с печным отоплением. По типу печи распределялись следующим образом: голландские (предназначенные, прежде всего, для отопления помещений) – 23697 шт., кухонные (предназначенные для приготовления пищи) – 19659 шт., унтермарковские (невысокие, круглые, в железных футлярах; служили для отопления) – 571 шт., подтопки – 801 шт., ванные – 194 шт., камины – 143 шт., прочие – 4095 шт.
Центральное отопление, давно ставшее привычным для современных жителей, в 1917 году в Туле было еще исключительной роскошью. Оно имелось только в 56 зданиях (0,36 %), где проживало 780 чел. (0,5 %); в квартирах со смешанным отоплением проживало еще 1885 чел.(1,2 %).
В длинные зимние ночи, кроме отопления, актуальным вопросом являлось также освещение жилищ. По результатам переписи можно узнать о том, какое освещение было наиболее распространенным. В 1917 г. электрическое освещение уже вошло в быт городской элиты. Оно имелось в 951 квартире (6450 комнат), где проживало 7870 чел. (5 %). Подавляющее же большинство туляков использовало для освещения керосин. Таких квартир было 19773 (66428 комнат), в них проживало 143953 чел. (93,1 %). Кроме того, 217 квартир (1660 комнат, 2759 чел.) пользовались смешанным освещением.
По итогам переписи было учтено также 713 нежилых торгово-промышленных заведений (в т.ч. мастерские, магазины, лавки, склады, амбары и т.п.), 212 помещений, занятых учреждениями, и 72 прочих нежилых помещения.
Таким образом, к Всероссийской городской переписи, которая проводилась в сентябре 1917 г., тульские губернские земские статистики подошли хорошо подготовленными, т.к. на протяжении последнего года для них это была уже третья перепись.
Программа и план второй Всероссийской сельскохозяйственной переписи в России были выработаны на Всероссийском съезде земских, городских и правительственных статистиков, состоявшемся 18-21 апреля 1917 г. Постановлением министра земледелия (по отделу переписи) от 9 мая 1917 г. № 1 было утверждено Положение о Всероссийской сельскохозяйственной и поземельной переписи и Всероссийской городской переписи 1917 г. Отдел переписи Министерства земледелия разработал также достаточно объемную (48 с.) инструкцию. На ее основании оценочно-статистическое отделение Тульской губернской земской управы подготовило собственную (на 4-х страницах) адаптированную инструкцию к производству краткой городской переписи 1917 года[13]. Данная перепись ставила дополнительную цель описания земельных владений городских жителей, поэтому проводилась на двух формулярах: 1) подворной (или владенной) ведомости; 2) поквартирной карточке.
В подворной ведомости описывалось владение, принадлежащее одному владельцу и обозначенное под одним и тем же городским номером (или несколькими номерами), если этот участок имел несколько смежных дворов. При отсутствии смежного двора участки одного и того же владельца описывались по отдельным подворным ведомостям. Особенностью данной переписи был также учет у горожан скота и посевов. Одновременно с переписью предполагалось выяснить имеющийся в Туле запас дров.
20 сентября на заседании Думы выступил член Управы по статистическому отделу Я.Г. Керстен. Из его доклада следовало, что активная подготовка городской переписи началась заранее в целях ускорения и облегчения работы; на момент доклада уже было обследовано ¾ городских хозяйств. Проведение основной переписи планировалось 24 и 25 сентября. Дополнительных средств из городской казны не требовалось, т.к. ее организация оплачивалась полностью из бюджета Министерства земледелия в объеме 15 000 руб. В своем выступлении Я.Г. Керстен еще раз напомнил о том, что «целесообразное ведение городского хозяйства немыслимо без коренного всестороннего исследования»[14].
Это высказывание не утратило своей актуальности в наши дни, когда страна вновь готовится к проведению переписи населения. Документы, сохранившиеся в ГАУ ТО «Государственный архив», в очередной раз предоставили интересную ретроспективу о жизни туляков, прояснив одновременно вопрос о количестве городских переписей, имевших место в 1916-1917 годах.


[1] Данные клировых ведомостей. ГАТО. Ф. 3. Оп. 17. Дд. 89, 91, 92, 175, 266, 268, 361, 363, 459, 546, 548, 639, 641, 733, 734, 820, 823, 911, 913, 1041, 1042, 1047, 1148, 1150, 461, 1043.
[2] ГАТО. Ф. 4. Оп. 6. Д. 352. Л. 3.
[3] ГАТО. Ф. 174. Оп. 13. Д. 1006. Л. 186.
[4] Там же. Л. 225.
[5] ГАТО. Ф. 445. Оп. 1. Д. 613. Л. 303-об.-304.
[6] ГАТО. Ф. 174. Оп. 2. Д. 3645. Л. 73.
[7] ГАТО. Ф. 174. Оп. 2. Д. 3645. Л. 142.
[8] Там же.
[9] ГАТО. Ф. 4. Оп. 6. Д. 352.
[10] ГАТО. Ф. 4. Оп. 1. Д. 1101.
[11] ГАТО. Ф. 174. Оп. 13. Д. 40540. Лл. 93-110.
[12] ГАТО. Ф. 174. Оп. 13. Д. 40549.
[13] ГАТО. Ф. 4. Оп. 1. Д. 1101.
[14] ГАТО. Ф. 174. Оп. 2. Д. 3645. Л. 354.

Антонова И.А. Переписи города Тулы 1916-1917 гг / И.А. Антонова // Тульский краеведческий альманах. - 2009-2010. - №7. 

2 комментария:

Анонимный комментирует...

Можно ли найти в карточках переписи по городу Туле владелицу дома по улице Епифановской Вадковскую Варвару Ивановну? мой адрес ALLA.SIROTINSKAYA@YANDEX.RU

Ivanova Yulia комментирует...

Здравствуйте! Это просьба? Вынуждена вас огорчить, но ни автор статьи, ни ред. коллегия вашу просьбу выполнить не могут. Обратитесь в Государственный архив Тульской области. Возможно, они смогут оказать вам такую услугу http://tulagosarchive.ru/uslugy.html#ab04

Это тоже интересно:

Популярные сообщения

 
 
 
Rambler's Top100