Город и люди. (Тула в представлениях молодёжи)

А. С. Панин

У каждого города, как и у каждого человека, есть своя история. Но так же как в человеческой жизни значимы не столько факты, сколько их осмысление, так же и в городской истории наряду с событиями имеет значение их интерпретация городскими жителями. Эмоциональные реакции простых людей и осмысление ими жизненных сюжетов сегодня всё больше привлекает историков и ведёт к появлению так называемой «истории повседневности» (everyday life history, Alltagsgeschichte, histoire de la vie quotidienne) — новой отрасли исторического знания, предметом изучения которой является сфера человеческойобыденности[1].
Город во многом место, где проявляется сама суть повседневности[2]. Важной темой исследования в рамках истории повседневности может стать образ города. В основе понятия «образ города» лежит идея единства городского пространства и проходящей в этом пространстве повседневной жизни горожан. Многие ученые сходятся в толковании термина. Так американский исследователь и специалист в области городского планирования Кевин Линч (Kevin Lynch, 1918–1984) в книге «Образ города» утверждал, что характеристики города становятся очевидными через исследование отношения жителя к своему городу, а также процессов отражения, задействованных при этом[3].
Отечественные учёные, доктор архитектуры Алексей Гутнов и доктор искусствоведения Вячеслав Глазычев отмечали, что образ города — «продукт нашего сознания, реагирующего на видимую действительность»[4]. По мнению исследователя русской культуры, филолога и искусствоведа Дмитрия Лихачёва (1906–1999), образ города всегда предстает перед нами в двух аспектах: синхронии (внешний облик как данность) и диахронии — «восприятии его как истории, как становления культуры…»[5]. Резюмируя всё вышесказанное, можно утверждать, что образ города — это субъективное восприятие горожанами социокультурного пространства повседневной жизни.
В марте — апреле 2014 года МУК «ТИАМ» (Тульский историко-архитектурный музей) совместно с МКОУ ДОВ «ГИМЦ» (Городской информационно-методический центр) при поддержке управления образования администрации г. Тулы провел исследование субъективного восприятия городского пространства жителями Тулы. Основной целью было изучение повседневной жизни провинциального города во всех её аспектах. Одной из задач было определить, как воспринимают город разные категории горожан, в частности, молодежь.
В качестве одного из методов получения информации был выбран опрос учащихся общеобразовательных учреждений Тулы. Для его проведения была подготовлена анкета, включавшая в себя ряд открытых и закрытых вопросов. Вопросы позволяли получить представление о том, как долго респонденты проживают в городе («Давно ли Вы живете в этом городе?» и «Вы здесь родились, или приехали из другого города (села), из другого региона?»), определить материальное положение («Какое жилище имеете здесь Вы (Ваша семья)?» и «Какое из следующих высказываний лучше всего характеризует материальное положение сегодня — Ваше, Вашей семьи?»), понять степень включенности в религиозную традицию («Какие праздники отмечаете вы (ваша семья)» и «Как вы относитесь к Русской Православной Церкви?») и т.д. Большая часть вопросов была направлена на выявление знаний о городе («Назовите, пожалуйста, какие именно памятники истории и культуры в нашем регионе нуждаются в срочном ремонте, восстановлении (реставрации)» и др.) или отношения к Туле («Какие чувства Вы испытываете по отношению к своему городу?» и т. д.).
В исследовании приняли участие 148 человек (принимается за 100%). Девушки и юноши в числе опрошенных составили соответственно 54% и 43%. Средний возраст респондентов 17—18 лет (77% молодых людей были 1996 года рождения). Исследование проводилось среди учащихся пяти общеобразовательных учреждений Тулы — МБОУГ № 2 (Советский район), МБОУСОШ № 49 (Пролетарский район), МБОУСОШ № 68 (Центральный район), МБОУСОШ № 63 (Привокзальный район), МБОУСОШ № 10 (Зареченский район). Поскольку опрос проводился во всех районах города Тулы, в 5 из 77 общеобразовательных учреждений (в том числе в одной гимназии), представляется, что выборка во многом соответствует генеральной совокупности, а значит, полученные результаты в той или иной степени отражают представления городской молодёжи. Уточнить степень достоверности можно при более масштабных исследованиях в сходном направлении.
Число проживших в городе 16–25 лет (83,1%) фактически совпадает с числом здесь родившихся (85,8%) а значит, мы можем говорить о респондентах как «коренных туляках», учитывая возраст последних практически проживших здесь всю свою сознательную жизнь.
При обработке ответов выяснилось, что отдельную квартиру имеют 73,0% опрошенных, а свой дом — 23,6%, что даёт основание оценивать материальное положение семей достаточно высоко. В целом, это совпадает с вопросом о материальном положении семьи, на который 37,8% респондентов ответили «почти на все хватает» (но затруднено приобретение квартиры, дачи) ещё 25,7% дали ответ «в основном хватает» (но для покупки дорогостоящих предметов нужно брать в долг), а ещё 20,3% с гордостью заявили, что практически ни в чем себе не отказывают. Таким образом, по меньшей мере, две трети опрошенных молодых людей (округлённо 84%) вполне довольны своим уровнем жизни (ответы оставшихся 16 % по отдельности не значимы, таких, у которых в семье на повседневные затраты «уходит вся зарплата», — единицы). Больше половины опрошенных заявили, что довольны «жизнью в целом», — те, кто «полностью удовлетворен» (31,8%) и скорее удовлетворен, нежели наоборот (41,9%) в сумме дают 73,7 процента, по-видимому, вполне благополучных людей.
Несмотря на удовлетворительные показатели уровня жизни, многие респонденты полагают, что в других регионах люди живут лучше. Больше половины опрошенных (64,2%) считают, что их уровень жизни относителен по сравнению с другими регионами. Эти ответы лишний раз показывают, что мы имеем дело не столько с объективными показателями повседневной жизни, но с субъективны- ми представлениями о жизни «в нашем регионе». По сути, мы сталкиваемся с репрезентацией городской повседневности в сознании субъекта (индивида или социальной группы), то есть — с образом города[6].
В научной литературе отмечается, что в реальности мы сталкиваемся не столько с образом, сколько с иерархической образной системой: «На каждом этапе развития образной системы города она представляет собой сложный конгломерат самостоятельных образов и фрагментов»[7]. Элементы образной системы допустимо разделить на три большие группы в соответствии с теми видами психических процессов, которые в сочетании образуют сложную конструкцию восприятия — в данном случае образа города: познавательные (сложившиеся представления, мышление, воображение); эмоциональные (образные переживания); волевые (все, что требует усилия для сохранения внимания, активизация работы памяти). Мы задались целью получить представление об «образе города» и постараться определить, каким видам психических процессов ответы соответствуют.
Достаточно высокий уровень жизни респондентов и учёба как основное их занятие позволяет предположить, что досуг занимает большое место в их повседневных практиках. Учащимся был предложен выбор из нескольких ответов на вопрос о занятиях в свободное время. Допускалось, что здесь будет дано более одного ответа — прежде всего, хотелось определить степень знакомства современной молодёжи с городским пространством. При обработке анкет оказалось, что много свободного времени респонденты проводят дома — 64,2% «выходят в Интернет» и 54,1% «читают книги». Достаточно большой процент (49,3%) предпочитает тратить время на «занятия спортом». И немногим более трети опрошенных (39,2%), отрываясь от компьютерных мониторов, выходят в го- род — они ходят «в кино, на концерты и дискотеки». При этом треть (38,5%) затруднилась с ответом на вопрос — а как часто они, собственно, посещают дискотеки. Чаще всего молодёжь из числа опрошенных посещает киносеансы — два-три раза в месяц (46,6%), театр — раз в год (37,8%). Любовь к спорту отчасти подтверждается посещением спортивных секций — как правило, такие секции посещаются каждую неделю (40,5% респондентов). Интересно, что респонденты посещают музеи раз или два в полгода (33,1%) или раз в год (32,4%). В этом случае было логично предположить, что в этом большая роль принадлежит школе и речь идёт скорее об организованном посещении, нежели об индивидуальном выборе формы досуга. Не так уж много (27%) тех, кто среди привлекательных черт города отмечает театры и музеи как места «культурного отдыха».
Гораздо больше тех (53,4%), кто находит привлекательной чертой Тулы «красивую природу» — «есть парк, много зелени». Также многие (36,5%) считают достоинством Тулы наличие множества «исторических памятников, старых красивых домов». Значимо, что почти треть (29,7%) респондентов считает гордостью Тулы «немало замечательных людей, прославивших наш город». Интересными оказались ответы об атмосфере города, связанной с человеческими качествами. Добрых, душевных людей в городе встречает только 11,5% респондентов, а то, что «неприветливые, неулыбчивые люди» являются «непривлекательной» особенностью города, полагает почти треть (27,7%).
Несмотря на наличие «красивой природы» и множества «исторических памятников», шестая часть опрошенных (16,9%) считает, что в городе «мало красивых мест и нечего показать приезжим». А наличие в Туле «старых красивых
домов» даёт основание некоторым опрошенным (9,5%) считать город тесным и неудобным для жизни. Почти столько же (11,5%) считают главной бедой Тулы недостаточное количество театров, музеев, и в целом отсутствие «возможностей для культурного отдыха».
Насколько хорошо юноши и девушки из числа опрошенных знают «исторические памятники и старые красивые дома», являющиеся по их же мнению одной из самых «привлекательных» черт города? Респондентам был задан вопрос о том, какие памятники истории и культуры в регионе нуждаются в ремонте или реставрации. Предполагалось, что в ответах обнаружится, прежде всего, знание молодёжью своего города. Однако половина (50,7%) просто затруднилась с ответом. В ответах оставшейся почти половины (40,5%) присутствует достаточно большой перечень «исторических памятников» и «красивых домов» Тулы (оставшиеся почти десять процентов приходятся на долю не давших ответа). В ответах упоминаются «дома старого города» и «здания XVIII—XIX вв.»; есть «усадьба Белолипецких» и «фабрика Баташева»; говорится о необходимой реставрации «памятника Толстому» и «Рудневу»; о необходимости приведения в порядок «улицы Металлургов» (скорее всего, имеется в виду улица Металлистов — старейшая улица Тулы, бывшая Пятницкая).
Одна из самых старинных и красивых улиц в Туле — улица Металлистов с 90-х годов прошлого века имеет статус памятника истории и архитектуры федерального значения. Последние годы эта улица (именно там расположен дом — «усадьба Белолипецких») находится в состоянии перманентного ремонта, но только единицы считают такой «ремонт и реставрацию» необходимыми. Значимой чертой городского ландшафта дореволюционной Тулы были православные храмы, из числа которых уцелели не многие. Однако ремонт и реставрация церквей в городе нужна, по мнению только некоторых респондентов. Так «Успенский собор кремля» (отнесенный решением Совета Министров СССР к памятникам союзного значения ещё в 1945 году) отметил только один из числа опрошенных (0,7 %).
В целом большинство респондентов говорит о необходимости ремонта и реставрации «Дома офицеров» (19,6%) и «Кремля» (9,5%); «улицы Металлистов и Пирогова» в совокупности нуждающимися в ремонте считают 10,8% респондентов. Даже если предположить, что под кремлём (где ремонтные и восстановительные работы ведутся достаточно интенсивно) понимаются здания на его территории (тот же Успенский собор), нельзя не прийти к выводу: сохранившиеся в Туле «старые и красивые дома» известны меньше чем половине (в целом 39,9%) юношей и девушек из числа опрошенных. ,
Существует ряд устойчивых шаблонов описания города Тулы, отражённых в брендах, лозунгах, литературе, фольклоре. И респонденты демонстрируют знакомство с ними, дополняя фразу «Тула — это…» словами — «город-герой» (44,6%), город самоваров (20,3%), мастеров, рабочих и оружейников (20,3%), пряников (19,6%), а также воинской славы (12,8%) и музеев (12,2%). Есть и другие ответы, как совпадающие с вышеприведенными (город «вкусных пряников и пузатых самоваров»; «воинской славы, музеев и памятников»; «мастеров и тружеников»; «музеев, с богатыми традициями») так и отличающиеся оригинальностью (это — «город, в котором я живу»; «где умер дизайн»; «город возможностей»; «город как город»; и город, «в котором я знаю каждый уголок»). В целом респондентов давших «своё» определение города около трети (ответ «другое» — 24,3%).
«Свой город» может быть у каждого горожанина, но оригинальность всегда ограничена общими представлениями. Существует также коллективный образ города — «наш город». Из чего же формируется «образ города», какие памятники или сооружения придают Туле своеобразие, по мнению респондентов? Для большинства (85,1%) на первом месте оказывается Музей оружия (51,4%), кремль (46,6%), Ясная Поляна (18,2%), Музей самоваров (12,2%) и Музей пряников (7,4%), шестая часть опрошенных (14,9%) не дала ответа. Представляется, что здесь в ответах присутствует именно «общий» город. «Свой город» существует примерно для трети опрошенных («другое» — 27,7 %). Для нас важно, что это соотносится с ответами на вопрос о том, что «придаёт Туле своеобразие»— здесь также примерно треть респондентов дала индивидуальные ответы («другое» — 24,3%).
Восприятие городского пространства во многом зависит от сложившейся здесь культурной среды. Для городского сообщества важны традиции, на всех этапах истории города в ней остаётся место для существующих в данной местности обычаев и культурных норм. Представление о традициях в городской среде отчасти дают ответы на вопрос «Какие праздники отмечаете Вы, Ваша семья?». Здесь наиболее востребованными оказываются Новый год (78,4%), дни рождения (73%), Международный женский день («8 марта» — 47,3%), День защитника Отечества («23 февраля» — 43,9%), Пасха (36,5%), Рождество (25,0%), и День Победы («9 Мая» — 24,3%). Судя по всему, если здесь и можно говорить о каких-либо традициях, то, прежде всего, это «локальные» семейные традиции. На втором месте оказываются праздники, связанные с советской культурой, но во многом давно потерявшие свой официальный статус. Точные названия праздников «8 марта» и «23 февраля» респондентам незнакомы — в России это давно «мужской» и «женский» праздники. Наибольшую связь с традиционной культурой (которая ещё проявляется в ответах старшего поколения туляков) можно обнаружить в сохранении значимости церковных праздников. Однако, вероятнее всего, в праздновании Пасхи и Рождества в семьях респондентов отражается не только следование религиозным традициям, но и сочетание их с
активно формирующейся современной светской культурой: в современной России и Пасха, и Рождество — государственные праздники.
Отношение респондентов к Русской Православной Церкви в основном положительное — 61,5%, нейтрально — 18,2%, негативно — 6,1%. Однако трудно судить, насколько верующими являются опрошенные школьники. Вопрос о критериях религиозности является одним из самых сложных в прикладных исследованиях. Зачастую считается, что достаточным показателем является отождествление респондента с той или иной религией. Уверенно «отождествляют» себя с православием 52,0% и просто с «христианством» — 18,2%. Также есть и другие ответы, но на общую картину они не влияют.
Таким образом, существующий в сознании респондентов образ города, по-видимому, меньше всего сформирован традициями и обычаями. Поскольку в исторических исследованиях более значимы не количественные, а качественные показатели, необходимо проанализировать полученные данные и сопоставить их с выводами известных исследователей и теоретиков городской повседневности.
Можно суммировать все вышеприведённые ответы и попробовать определить, из чего же в большей степени складывается образ города у молодёжи. С помощью вопросов анкеты практически невозможно отразить особенности психических процессов, но возможно выделить ответы на вопросы в большей степени соответствующие «волевой», «познавательной» или «эмоциональной» частям сферы восприятия.
Поскольку практически все значимые городские памятники истории и культуры требуют восстановления, предполагалось, что в ответах на вопрос о том, какие из них нуждаются в срочном ремонте или реставрации, обнаружится познавательная часть восприятия (то, что школьники знают о городе). Здесь ответ смогли дать меньше половины опрошенных (40,5%), а большая часть либо затруднилась с ответом (50,7%), либо просто промолчала (8,8%). Волевая сфера восприятия предполагает сознательный отбор тех или иных элементов городской среды как значимых для молодых горожан. Из чего же формируется «образ города», какие памятники или сооружения, придают Туле своеобразие, по мнению респондентов? Здесь определились с выбором и дали ответ 85,1%, ничего не ответила примерно шестая часть (14,9%). Эмоциональная сфера находит отражение в ответах об удовлетворённости жизнью. Но наиболее полно она проявляется в ответах на прямой вопрос о чувствах «по отношению к своему городу».«Не испытывают особых чувств по этому поводу» 21,6% опрошенных, 2% не ответили на данный вопрос. Следовательно, можно сказать, что эмоциональная сфера достаточно выражена — 76,4% респондентов в сумме испытывают к родному городу те или иные чувства (из них 35,1% дали ответ «я рад, что живу здесь», 29,1% — «в целом я доволен, но многое не устраивает»).
Иногда можно встретить предположение, что в своей основе город постоянен, что его определяет некий принцип, позволяющий «образу города оставаться неизменным с момента своего зарождения и до нашего времени»[8]. На основании проведённого исследования скорее следует сделать вывод, что в реальностисохранение неизменного образа города требует некоторых усилий. Обнаруживается существование у респондентов фактически двух «образов города» и, что существенно, некоторое противоречие между ними.
«Коллективный» образ города во многом формируется целенаправленно, но при этом далеко не полностью совпадает с опытом, чувствами и впечатлениями его жителей. «Индивидуальный» образ города, отчасти повторяя существующее и транслируемое во времени «коллективное» — «город воинской славы, музеев и памятников» — складывается из личных предпочтений («город жёлто-красных канониров»), чувств («город любви»), ожиданий («в целом я доволен, но многое не устраивает»). Для историка городской повседневности именно индивидуальные ответы, не имеющие количественной значимости (одиночный ответ — это 0,7% в общей массе), позволяют наиболее полно представить, как воспринимают город респонденты, каков для них личный и неповторимый «образ города». Воспринимая Тулу как «свой город», как «город детства» или «знакомых уголков», респонденты при этом преимущественно «видят» один большой нежилой музей и, по сути, испытывают затруднения в том, чтобы в полной мере придать своим чувствам и ощущениям зримый облик.
В какой-то степени это соответствует выводам других исследователей и теоретиков городской среды. Так, американский теоретик градостроительства Кевин Линч, утверждал, что хотя в «мысленном образе города» особенно важна ясность или «читаемость» городского ландшафта, обычно восприятие города его жителями отнюдь не последовательно, оно скорее фрагментарно[9]. По мнению французского историка и культуролога Мишеля де Серто (Michel de Certeau, 1925–1986) жизнь горожан протекает ниже «порога обозримости» и «самая характерная черта практик городской жизни — слепота»[10]. Социальный антрополог, профессор кафедры социальной философии Уральского федерального университета Елена Трубина считает, что сохранить «ясность и читаемость» вопреки «фрагментации нашей жизни» город может, если ему, прежде всего, удастся «противостоять тотальной функционализации» и сохранить «культурную среду», в которой только и возможно качественное переживание городского пространства[11].
Полученные в ходе исследования результаты позволяют ещё раз задуматься, какой предстаёт Тула в глазах молодёжи. Кажется несомненным — город имеет свое лицо, имидж, «душу», образ. Каким будет «образ Тулы» завтра, зависит, во многом, от самих горожан и прежде всего от молодых жителей города. В проведённом исследовании некоторые ответы респондентов имеют негативный подтекст: их «многое не устраивает» в этом городе, они считают, что в родном городе «мало красивых мест и нечего показать приезжим», для них, по сути, «исчезают» целые районы городского пространства, когда даже историческая часть города вдруг оказывается «невидимой». И дальнейшая жизнь нашего города зависит от того, какая в нём будет «культурная среда», какой культурный опыт будет передан молодым, что из этого опыта они смогут воспринять и какой они будут видеть Тулу, вступив в пору зрелости.


1. Пушкарёва Н. Л. Предмет и методы изучения «Истории повседневности» // Этнографическое обозрение. 2004. № 5. С. 3–19.
2. Трубина Е. Г. Город в теории: опыты осмысления пространства. М., 2011. С. 404.
3. Линч К. Образ города. М., 1982. 328 с.
4. Гутнов А.Э., Глазычев В. Л. Мир архитектуры: Лицо города. М, 1990. С.246.
5. Лихачев Д.С. Образ города и проблема исторической преемственности развития культур // Лихачев Д.С. Раздумья о России. СП б., 2001. С. 568.
6. Шайтанюк А.В. Изучение образа города в отечественной и зарубежной психологии [Электронный ресурс] // Стратегии достижения успеха и значимых бизнес-результатов: [сайт]. Владивосток, [б.г.]. URL: http://www.drozdovland.ru/index.php?action=add&id=1889&add&rod=1882 (дата обращения - 06. 05. 2014).
7. Яргина З.Н. Эстетика города М., 1991. С. 39.
8. Короткова Н.М. Образ города / Н.М. Короткова //Вестник АлтГТУ им. И.И. Ползунова. 2010. №1-2. С.17.
9. Линч К. Образ города. М.,1982. С. 15–16.
10. Серто, де М. По городу пешком / М. де Серто // Социологическое обозрение. 2008. Т. 7. № 2. С. 26.
11. Трубина Е. Г. Город в теории: опыты осмысления пространства. М., 2011. С. 404–405.

Библиографическая ссылка:

Панин А.С. Город и люди. (Тула в представлениях молодёжи) / А.С. Панин // Тульский краеведческий альманах. - 2014. - Вып. 11. – С.103-108.

1 комментарий:

Анна Сазонова комментирует...

Очень занимательная информация. Приняла к размышлению. Спасибо

Это тоже интересно:

Популярные сообщения

 
 
 
Rambler's Top100